Китель настроения. История одного шерстяного укрытия

Однажды мне очень сильно захотелось купить пальто. Черную, адмиральскую шинель с позолоченными пуговицами и отложным воротником. Конечно, не просто так захотелось, а понадобилось. Наступил момент, когда мне необходимо было спастись или измениться, спрятаться или заявить о себе. И сил хватило только на решимость. Нужна была тотемная поддержка, и я нашла ее в нем.

Я искала это пальто долго. И оно всё-таки попалось мне в руки. Я любила поднимать воротник высоко. Прятать от ветра свою шею с тонкой прозрачной кожей. Себя в сущности. Вместе с покупкой пальто я обрезала волосы. Коротко, асимметрично, под воротник. Сделалась еще более рыжеволосой и стала красить губы в алый.

Так в моей жизни появилось красное и черное. Моя безудержная натура рвалась хаотично в разные стороны. Ищущая выход, воздух, глоток чистой родниковой воды. Она была символически застегнута на солдатские металлические блестящие пуговицы. Но трансформация уже произошла. Нужно было только время. Говорят, нельзя привязываться к вещам. Но мое пальто давало опору. В нем я чувствовала силы в себе. Стержень, мужскую энергию, которой так не хватало на тот момент рядом.  Как объятия героя, спасшего толпу от врага. Это пальто стало символом моей независимости, поддержки, выдержки и терпения.

Накинув его на легкое женское платье, стучала высокими каблуками по асфальту. Я ощущала себя самодостаточной, цельной, тайной, нежной, но закрытой от обид и невзгод. Черный, выкроенный по лекалам, кусок шерсти стал моим спасением. Моим маяком и поводырём. Моим вектором и пристанищем. В нем я стала почти несокрушимой. Вот такая невидимая броня.

Однажды я увидела его со стороны. Нет, не на ком-то, вовсе нет. На вешалке. Я и название бара уже не помню, в который зашла, небрежно бросив на крючок свое обмундирование. Сделав заказ, между прочим осмотрела интерьер. И взгляд зацепился. Мое пальто оказалось таким нежным и трепетным на фоне картины со старой веселой беззубой монголкой.

Она сидела. Грела и прятала свои костлявые морщинистые руки в рукава. Посасывала свой же язык. Ее впалые щеки еще больше подчеркивали монгольские скулы. Немного смешные и обвисшие. Спокойный взгляд смотрел на меня. Но казалось, что секунду назад она вспоминала что-то такое приятное из своей жизни. И улыбка уже сошла, а радость из глаз нет.

Она сидела в ярких шароварах. Лысая, на фоне выцветшей от ветров и солнца юрты. Сторожила мое пальто. Как бы говоря мне: « …ты, дочка, посиди, отдохни, а я присмотрю за твоим пальто. Я не засну. А ты выдохни. Попей своего чаю. Полно тебе, полно. Набегалась, небось…».

Монголка находилась впритык к вешалке. Иногда мне казалось, она его поглаживает, когда я опускаю глаза или отворачиваюсь. В баре было достаточно темно, но сухенькая старуха подсвечивалась какими-то невидимыми красками. Живой энергией, лучами и теплом той далекой степи, где ее срисовали.

Мое пальто так одиноко висело на той вешалке. Такое беззащитное, немного помятое, бесформенное, тусклое, незаметное. Было такое ощущение, что оно хочет согреться возле той монголки. Даже просится погладиться как бездомный пес. Попасть в ее теплые руки. Полежать на коленях, прижаться к груди престарелой. Послушать ее старческую болтовню. Быть нужным и замеченным.

Я еще долго любовалась им, не нарушая той идиллии между ними. Так хотелось, чтобы и оно получило свой кусочек счастья. Пребывая на моих плечах, пальто превратилось в жесткую непробиваемую ветрами шерсть. Щит от дождей и слякоти. Оно не знало тепла, только холод обвивал его. Когда-никогда перебивалось оно весенним солнцем.

Я редко носила его нараспашку. А ему тоже нужна свобода и воля. Его участью стало защищать, оберегать беспрекословно, без выбора. Принимать первый удар на себя, быть стойким и непоколебимым. Я и забыла, что оно может быть мягким и теплым. Просто нежным на ощупь. Хорошим спутником, который всегда будет рядом. Будет просто греть. В карманах которого карамельки и мои проездные билеты. Списки продуктов к праздникам и мелкие деньги.

Я надеваю его снова. Но уже не как форму, а как часть себя. Утыкаюсь носом в высокий мягкий, такой родной воротник, пропахший моими духами. «Пойдем, прогуляемся», — говорю я ему про себя, и не застегиваю на пуговицы. «Нам просто необходимо немного  солнца и свободы». И мы летим вместе по тротуарам и брусчатке, подземным переходам.

Полы моего пальто развиваются от ветра и моей походки. Пуговицы блестят на солнце. Нам легко и хорошо пересекать улицы и площади. И уже не защищаться от непродолжительных капризов жизни, а наслаждаться ею.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s