Захват десерта

В нашем мире все невозможное возможно благодаря безудержным умам. Как и все девушки сейчас, я борюсь с любовью к сладкому. Признаюсь, в детстве я 33077938_1751006761650100_2980084168093859840_nвообще была равнодушна к кондитерским изделиям, подаренные сладости у меня пропадали, я уминала за две щеки свежие ягоды, исключение составляло только малиновое варенье зимой. Вот его уже я накладывала с лихвой на намазанную маслом городскую булочку.
А в эпоху импортного изобилия, таких желанных батончиков “Bounty” и “Milky Way”,  я поддалась под маркетинговое влияние и стала активным потребителем сладострастного рынка. Я постоянно себя уговариваю, что сладости это плохо, смотрю фильмы о вреде сахара, знаю наизусть его разрушающее и негативное влияние на наш организм.
Но ароматные, волнующие, тающие во рту, дарящие безудержное удовольствие и наслаждение, обволакивающие, нежные, насыщенные, космические, нереальные, взрывающие воображение, уносящие в волшебный мир пирожные, торты, ручной работы трюфели, свежеиспеченные ванильные вафли, пузатые соблазнительные эклеры, воздушные чизкейки и пьянящие тирамису и вся их гвардия не отпускают меня из мира кристальной Сахарной Королевы.
Еще в мои 10 лет, задолго до прекрасного фильма с Джонни Деппом, случайным образом мне попалась на глаза книга Роаля Даля  “Чарли и шоколадная фабрика”. Его “волосатые ириски”,  “улыбающиеся конфеты”,  “ разноцветное драже, чтобы плевать всеми цветами радуги”, фабричные цеха по разработке особенных сладостей впечатлили детское воображения и я совсем по-иному взглянула на индустрию кондитерского искусства и задумалась над эмоциями, которые вызывают сладости.
Бабушка любила московскую карамель “Мечта” : круглой формы в пудровом розовом фантике, она бережно разворачивала обертку и задумчиво наслаждалась вкусом. А вот мама предпочитала кислую карамель “Взлетная”, заложив за щеку, неслась по делам. Дедушка, сверкая глазами как мальчишка,  покупал на развес разноцветное драже “Морские камушки”, а еще на праздники доставались конфеты в золотой фольге “Осенний вальс” с лесным орешком внутри.
Только представьте, что сладости всегда носили нереальные названия. Торт не может быть “Наполеоном”, “ Пани Валевской” или “Монастырской крышей”, пирожное не может быть “Картошка” или “Зигзаг”, батончик не может быть “Picnic” или “Mars”, Тирамису( в переводе с итальянского “тяни меня вверх”) не имеет силы приподнять нас даже на миллиметр, если только не за второй порцией.  Но в мире наслаждений возможно все.
Когда мы уносимся в воображаемый мир, кусочек пирога становится машиной времени, переносящей нас в далекое детство к суетливой бабушке, которая во что бы то ни стало хочет накормить нас. Ледяное мороженое вызывает бурю воспоминаний о жарких летних днях и море, а обычный с виду десерт может спасти нас от надвигающейся депрессии.
И обычное сладкое, приторное, печеное, слоеное, дрожжевое, песочное, сдобное или пресное тесто, с заварным, сметанным, масляным кремом, с ванилином или корицей, пряничными специями или орехами, лепестками роз, фруктами или шоколадом превращается в неимоверные изделия на любой вкус.

Десерты соблазняют, заставляют нас бороться со здравым смыслом, тайно желать лакомство, которое имеет силу сделать нас поддатливыми и слабовольными, но взамен одарить неописуемым восторгом и приятными расслабляющими эмоциями.

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s